Saturday, December 16, 2017

Эмин Агаларов: Я смогу зарабатывать на «Жаре»

Октябрь 4, 2017

Эмин Агаларов рассказал в интервью forbes.ru о бизнесе — музыкальном и строительном, воспитании наследников и «Кадиллаке» 1970-х годов.

Эмин Агаларов

Представляем вниманию читателей данное интервью.

— Зачем вам понадобилось проводить собственный фестиваль?

— Во-первых, это реклама моего девелоперского поселка Sea Breeze. Во-вторых, проведение фестиваля доставляет мне большое удовольствие: фактически ко мне домой приезжают мои друзья и знакомые. В-третьих, это эфир на федеральном канале, что, безусловно, работает как промо моей страны.

— И во сколько обходится такое промо?

— На проведение «Жары» в этом году я потратил примерно 5 млн долларов. В 2016-м на фестиваль ушло 2,6 млн долларов, из которых 1,2 млн долларов удалось вернуть в виде спонсорских и за счет продажи билетов. В прошлом году убыток составил 1,4 млн долларов, в этом — 2,5 млн долларов.

— Считается, что на музыкальном фестивале в России вообще нельзя заработать.

— Но мы не в России.

— А в Азербайджане можно?

— Я смотрю на этот бизнес как на любой другой: окупаемости за год-два я не жду — нужно гораздо больше времени. Вложения в гостиничный бизнес, например, начинают окупаться только через 10–12 лет. Для коммерческой недвижимости это 8–10 лет.

Фестиваль развивается, и если все будет идти так же удачно, как сейчас, то я хочу отвести отдельный день для выступления международных знаменитостей. Под это дело можно организовать трансляцию на американском телевидении, фестиваль будет расти из года в год, и тогда я смогу зарабатывать на «Жаре».

— Когда в таком случае можно будет говорить об окупаемости Sea Breeze? Курорт открылся в 2011 году и все еще достраивается. Вы видите конец этой стройки?

— Как только закончится моя жизнь, тогда и наступит, наверное, конец. (Смеется.) Пока мы освоили примерно половину из 35 га. Но Sea Breeze уже стал местом, куда люди хотят приехать и вне фестиваля, чтобы отдохнуть. Здесь почти никогда нет свободных номеров или их не так много. Поэтому я планирую достраивать уже некие апарт-комплексы, чтобы еще больше людей могли приезжать сюда и получать удовольствие на пляже Каспийского моря недалеко от Баку.

— В сентябре открылся Crocus Fitness в Москве. Чем он отличается от остальных клубов подобного класса?

— Я видел много фитнес-клубов в Москве и в заграничных отелях и понял, что мне нравится, а что нет. Все это я аккумулировал в одном гигантском пространстве, где есть и бассейн с 50-метровыми дорожками, и крутая спа-зона с ледяными комнатами, хамамом, сауной и прочим, огромный фитнес-зал с самыми современными тренажерами. Но главное — это команда профессионалов, которую я собрал. Мы будем проводить тренинги не только в зале, но и на улице.

К тому же «Крокус-Сити», на территории которого открылся Crocus Fitness, расположен на берегу реки, и в этом наше конкурентное преимущество: сможем устраивать соревнования на воде. Фактически я собрал все лучшее, что видел по всему миру, в один проект.

— Вы же сами увлекаетесь велоспортом.

— Уже, скорее, пассивно.

— Почему?

— Не хватает времени, честно говоря. Спорт стал несовместим с моим образом жизни. Я, конечно, работаю над этим, но график очень плотный: музыка, бизнес. Плюс есть личная жизнь, больше времени я стараюсь уделять детям.

— Из-за чего вы больше всего переживаете, воспитывая сыновей?

— Любой отец переживает из-за здоровья своих детей, хочет, чтобы кто-то сверху их оберегал. Ну а еще из-за того, что не всегда могу присматривать за ними. Они иногда злоупотребляют тем, что вокруг есть няни, что им всегда кто-то помогает. Можно сказать, они разленились. Меня отец держал в тонусе, может, поэтому у меня есть желание трудиться, что-то создавать. Я хочу привить это и своим сыновьям.

— Как вам кажется, сможет ли когда-нибудь музыкант вытеснить в вас бизнесмена? Или наоборот.

— Это невозможно. Все одно целое, все взаимосвязано. Ведь с чего начался фестиваль? Однажды я дал концерт в честь открытия Sea Breeze для привлечения внимания к резорту. Это же мой девелоперский проект, и я его тяну. Потом я выступал здесь с коллегами-артистами, и стало понятно, что в этом есть фишка. Несколько импровизированных концертов на сцене с друзьями привели к фестивалю «Жара».

— Артистическая карьера никогда не мешала бизнесу?

— Только помогала. Например, когда нужно взять кредит на новый проект, а решение в банке принимает женщина, то мне получить финансирование легче, чем обычному коммерсанту, который не может выдавить из себя улыбку. А чтобы ставку кредита на 0,5% снизили, могу и диск подписать. (Смеется.)

— Главный источник драйва для исполнителя — это выход на сцену. А в чем заключается драйв бизнесмена?

— Ну, например, в том, что мы сидим в месте, которое я построил с нуля на деньги, полученные в кредит под залог этой земли. Фактически на песке построено место, куда каждый год ради фестиваля и просто чтобы отдохнуть прилетают тысячи людей. Это то удивительное счастье, которое может испытать бизнесмен, создавший что-то интересное для людей.

Аншлаг для бизнесмена — такая же высокая награда, как и для артиста, когда видишь, что до отказа заполнен концертный зал, который построил ты сам.

— У вас в гараже стоит Cadillac. Явно с историей.

— Я купил его, когда мне было 17 лет, на eBay за 5000 долларов. Я жил тогда в Нью-Джерси, и в соседнем штате его продавал старик — машина простаивала у него в гараже. Забирал я этот Cadillac, переполняемый восторгом. «Ни фига себе, — думал я. — У меня машина, которой 23 года!» А теперь она у меня уже 20 лет — невозможно поверить. А один раз я купил машину, которая мне приглянулась прямо на дороге. Тоже Cadillac, черный. На нем было написано: for sale. Я его догнал, помахал водителю и спросил: «Куда везешь?» Он отвечает: «Везу в другой штат — продавать». — «Заезжай в Нью-Джерси», — говорю я. Так мы вместе с ним доехали до Нью-Джерси, где я заплатил ему за машину и забрал Cadillac себе.

— Часто совершаете такие импульсивные поступки?

-Не очень часто. В пределах 20 000 долларов могу себе позволить (cмеется.)

/oxu.az/

Оставьте сообщение

Поделитесь своим мнением...