Thursday, July 20, 2017

Эмин Агаларов: Я тоже приму участие в воспитании приемной дочери Лейлы

Сентябрь 11, 2015

Певец и бизнесмен Эмин Агаларов подробно рассказал о своей жизни после развода с Лейлой Алиевой.

Эмин Агаларов

Как сообщает AZE.az, в интервью российскому издаю «Теленеделя» Эмин Агаларов раскрыл много тайн о своей жизни, о том, что продолжает видеться после развода с бывшей женой Лейлой Али, много проводит времени с детьми. Представляем небольшую выдержку из его интервью:

— У Эмина Агаларова есть еще одна ипостась — вы отец двоих сыновей. Изменилась ли ваша жизнь с их появлением?

— Как только моя теперь уже бывшая жена Лейла забеременела, жизнь мгновенно разделилась на до и после. Мы отправились в Америку, и я на семь месяцев выпал из привычной жизни, занимаясь только ею. О детях я мечтал с раннего возраста, и когда врач сказал нам, что у нас будет два мальчика, сошел с ума от радости. Я так орал и прыгал, что доктор уже хотел мне скорую вызвать. Али и Мика стали самой важной частью моей жизни.

— Они в школе? Им же еще и семи лет нет.

— Уже во втором классе, а в первый поступили в пять с половиной лет. Вундеркинды! Мы хотели отдать сыновей в школу раньше, потому что они невероятно умные мальчики. У обоих по три языка: азербайджанский, русский, английский. Мике хорошо дается математика, он складывает пятизначные цифры и задает такие вопросы, на которые я не сразу могу ответить. Например: «Папа, сколько миллионов в миллиарде?» Но с ним непросто, он хочет, чтобы все было по его, права уже качает и очень расстраивается, если не получается настоять на своем.

Али совсем другой. Он творческая личность — танцует, поет, недавно четко «срисовал» танец Майкла Джексона. Али никогда не будет убеждать в лоб, он найдет обходной путь. Недавно ругались с ними, я предупреждаю: «Если будете продолжать драться, я вас обоих вытащу из бассейна!» Через пять минут опять драка. Второй раз говорю, третий. На четвертый уже злюсь: «Всё! Выходите оба!» — «Нет, папочка, пожалуйста, нет! Ну папулечка!» — вопят хором. «Мы же договорились, что если вы будете драться, я обоих вытащу из бассейна, что здесь непонятно?» — «Пап, — осторожно говорит Али, выторговывая время, — я первый раз не до конца понял, что именно ты мне сказал». Такой вот хитрец. А дерутся они постоянно. Али нашел «кнопки» у Мики, задевает его, подкалывает, а тот бесится и мгновенно лезет в драку. Разнимаю их, а Мика сквозь слезы: «Папа, я ему должен дать сдачи. Понимаешь? Должен». В общем, в комнате вдвоем их оставлять нельзя — убьют друг друга.

Мы хоть и не видимся каждый день, но все время на связи. Видео­обращения друг другу посылаем. Я ­ им — серьезные:­ «Ждите, приеду послезавтра. Что привезти?» Удивительно трогательные и смышленые парни. Их вопросы иногда ставят в тупик. «А почему ты уезжаешь?» — «Мне надо работать». — «Пап, почему ты не можешь работать там, где мы живем?» И вот как ответить? Мне очень важно время, проведенное с Микой и Али, важно принимать участие в их становлении и остаться в их памяти, как навечно останутся в памяти у меня мой отец и мама, которые всегда рядом.

— Вы балуете своих детей или, наоборот, стараетесь, подобно американским миллионерам, держать их в черном теле?

— Я влияю на ситуацию как могу. Согласен с отцом, который как-то сказал: «Когда мы были маленькими, наши родители скрывали от нас недостаток достатка, а мы теперь вынуждены скрывать от детей наш избыток». И, кстати, отец действительно так поступал — я считаю, что он был прав, не давая мне лишних денег. И, может быть, именно поэтому у меня было желание работать, зарабатывать, чтобы купить себе машину, снегоход, мотоцикл, рояль — да все что угодно.

— Но вы по стопам папы не пошли: ваши дети еще совсем маленькие, а у каждого из них есть собственный дом в Азербайджане…

— Дело было так. У нас в Баку на берегу моря была дача, достаточно большая. Там останавливались, приезжая в гости, мои друзья, друзья отца, родственники. И в какой-то момент мы все там перестали помещаться. В ­гостиницу друзей выпроваживать? Неудобно. Мы так не привыкли. А к тому времени Лейла уже была беременна, мы представили, что в этом доме будут жить еще два пацана и их няни — вообще, думаем, не влезем сюда. Решили с отцом что-то построить. Задумали сначала один дом, а потом прикинули — может, лучше сразу два одинаковых? И в процессе увлеклись: давай еще по бассейну крытому к каждому из них? И по гаражу? Таким образом, дома разрослись до гигантских размеров. Но поскольку мы строители, нам, по сути неважно, сколько площади строить, по деньгам практически одно и то же.

Так что в нашей ситуации лишать детей карманных денег лишь затем, чтобы, не дай Бог, не избаловать их, как-то неправильно. Единственное, что можно сделать, — показывать на личном примере, каким образом достаются деньги. Меня отец на свою работу начал брать лет в десять, я в каникулы иногда с утра до вечера там торчал, играл в какой-нибудь тетрис, лазил в коробках из-под компьютеров или сидел с краешку на диване в переговорной и слушал, как отец общается с партнерами. И это было лучшей школой жизни.

Я понимал, что именно делает отец, для чего он это делает, постигал секреты мастерства ведения бизнеса. И при этом четко осознал, что всю жизнь валять дурака при таком отце у меня не получится — он мне не позволит. И надеюсь, что мои дети, посмотрев на своего дедушку со стороны папы (президента одной из самых крупных компаний в стране), на дедушку со стороны ­мамы (президента­ Азербайджана), тоже почувствуют желание быть в ­чем-то успешными, развиваться и работать над собой.

— Ваши сыновья растут в успешной семье, но с некоторых пор в неполной. Вы с Лейлой официально разведены. Как вы считаете, отразится ли на их психологическом благополучии это обстоятельство?

— Мы делаем все, чтобы не отразилось никак. Да и, честно, особо стараться не приходится — у нас с Лейлой прекрасные отношения. Обычно пары разводятся из-за того, что кто-то кому-то сделал больно, обидел, предал. Но это не наша история. Мы уже давно жили отдельно друг от друга — ужиться не получилось, но при этом всегда испытывали друг к другу большое уважение. И сейчас, когда мы окончательно определились, поддерживать отношения стало даже легче — у нас не осталось поводов для ссор. Мы вместе воспитываем детей. Недавно Лейла удочерила девочку из детдома, очаровательную годовалую малышку по имени Амина. Я тоже планирую принять участие в ее воспитании. В общем, мне кажется, что развод повлиял на отношения в лучшую сторону.

— А о новой семье вы задумываетесь?

— Несмотря на то, что отношения с Лейлой у нас чудесные, опыт в создании семьи у меня все равно неудачный. Развод — это же однозначно неудача. И пробовать второй раз пока не хочу. Да и некогда мне ее создавать. У меня есть дети, воспитание которых отнимает все душевные силы и свободное время. Есть музыкальная карьера, которой я занимаюсь с полной отдачей. И есть большой бизнес, которым я управляю. В общем, мне есть о чем сейчас думать. А новая семья, если тому суждено быть, сложится. Всему свое время.

/aze.az/

Оставьте сообщение

Поделитесь своим мнением...